ЭТА ВРЕДНАЯ ПТИЦА… ЛЕБЕДЬ?!

Я могу представить, какой возмущенный визг поднимется среди определенной части нашего брата-охотника и им сочувствующих (не говоря уж о всяких там «зеленых»), если эта статья будет опубликована. Но я все-таки ее написал, а потом отдал в СМИ, преследуя всего лишь одну-единственную цель: охотники (и не только) должны знать правду.
Итак, лебедь. Большая, если не сказать огромная (больше пуда) птица с длинной шеей, которая у нее длиннее туловища (25 позвонков), и белоснежным оперением, символом чистоты по единодушному мнению поэтов и миротворцев. Есть в природе и черные лебеди, но это большая редкость, да и увидеть их можно разве что в зоопарках да в Австралии, на их исторической родине.
В Северной Америке обитает лебедь-трубач (или кликун). Это самый крупный и самый редкий из лебедей. У нас же (в Европе и Азии) в весьма достаточном количестве водится лебедь-шипун.
Лебеди – моногамы. Это значит, что, образовав пару, обе особи (и самец, и самка) остаются вместе до конца жизни. Моногамность у птиц явление довольно распространенное, но почему-то именно ЛЕБЕДИНАЯ ВЕРНОСТЬ стала притчей во языцех, о которой даже слагают песни, снимают фильмы, пишут сказки. Одна из этих песен так и называется – «Лебединая верность». Хорошая песня, да только вот некоторые слова в ней лживые, по той простой причине, что автор слов, судя по всему, мало что знал о повадках этих птиц.
В древности лебедям приписывался голос необыкновенной красоты, и, по поверью, они в час смерти пели чудесную песню, полную неизъяснимой тоски. Поэты и композиторы на протяжении веков вновь и вновь возвращались к этой сказке. Но, к сожалению, лебеди не поют – даже перед смертью. Они шипят, трубят, а когда ухаживают за своими птенцами, то издают звуки, очень напоминающие собачий лай.
Образовав пару, оба ее члена вместе сооружают гнездо, вместе его оберегают и насиживают (по очереди) кладку, а также делят все заботы о птенцах. Уточню: лишь О СВОИХ ПТЕНЦАХ. Поясню, что я имею в виду. Дело в том, что, поселяясь на водоеме, лебединая пара совершенно не терпит какого-либо соперничества, проявляя при этом ЗАДИРИСТЫЙ, ХИЩНИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР И БЕЗУДЕРЖНУЮ АГРЕССИВНОСТЬ. Там, где поселилась лебединая пара, в радиусе нескольких километров не удастся разыскать на водоеме обитаемого, обжитого гнезда какой-то другой водоплавающей птицы, по той простой причине, что сладкая белоснежная парочка неустанно и методически их уничтожает. Лебеди расшвыривают лапами чужие утиные гнезда, в результате чего лежащие в них яйца тонут. Естественно, что из утонувших яиц не появится на свет никакого утиного потомства. И даже окажись какая-то утка похитрее да посообразительнее других, которая выберет место для гнезда подальше и поукромнее и которая успеет вдали от зорких лебединых глаз все-таки насидеть кладку и обзавестись выводком пуховичков, все равно судьба этого выводка утят незавидна. А если называть вещи своими именами, то ЭТОТ ВЫВОДОК (как, впрочем, и все другие выводки от других хитрых мамаш-уток, находящиеся в зоне влияния лебединой пары) БУДЕТ УНИЧТОЖЕН БЕЗ ВСЯКОЙ ЖАЛОСТИ этими царственно величавыми, красивыми белыми птицами. Да, хитрая утка может укрыться в чаще густой прибрежной растительности, неподвижно сидя на гнезде, но появившееся на свет молодое поколение укрыть она уже не сможет. Утятам-пуховичкам надо двигаться, плавать, нырять и осваивать многие другие премудрости, прежде чем стать сначала хлопунцами, а затем и взрослыми птицами. А для этого им нужна открытая вода, где они становятся заметными и, увы, уязвимыми. А дальше все просто и мерзко. Всего один сильнейший удар клювом, и… утенок-пуховичок превращается в безжизненный кусок кровавого мяса. Эта же участь постигает всех его братьев и сестер. Взрослые птицы остаются неуязвимыми, поскольку успевают реагировать на проявление лебединой агрессии. Они иногда успевают спариться вторично. Утки опять производят потомство. Но и эта вторая волна птенцов погибает от лебединых клювов, если гнезда снова находятся там, где поселились лебеди. Если же утки улетают подальше от «лебединого царства», то выводки второй волны все равно ПОГИБАЮТ ПОЛНОСТЬЮ, поскольку до поздней осени к моменту отлета на юг этим птенцам просто-напросто не хватает времени для того, чтобы превратиться в сильную, упитанную птицу, способную долететь до мест зимовки. И всех их постигает участь Серой Шейки, к которой, как это было в сказке, увы, не придет дед-спаситель со своим ружьем, когда река станет замерзать, а размеры промоины будут уменьшаться.
Друзья мои охотники! Если вы все-таки не поверите сразу моим словам, задайте свои вопросы любому толковому охотоведу, который, сами понимаете, знает очень многое о жизни птиц, причем не понаслышке, а на основе своих многолетних практических наблюдений за ними. Он подтвердит все то, о чем вы только что прочитали. Вот вам и лебедь со своей верной лебедушкой! Должен заметить (и это подтвердят многие), что численность лебедей выросла весьма значительно. Краснокнижность, как ни крути, принесла-таки свои результаты, а посему в охотничьих угодьях наличие этих птиц стало уже никакой не редкостью, а совершенно обыденным явлением. Наряду с этим (и это тоже подтвердят многие охотники) налицо значительное снижение численности утиных, особенно в южных районах России. Соответственно и утиные охоты с каждым годом становятся все более бедными, теряя свою прошлую привлекательность. А ведь утиная охота – это самая доступная, самая массовая и, не побоюсь этого слова, едва ли не самая любимая охота для нашего брата-охотника, живущего и в деревне, и в городе.
Поэтому не надо лукавить. Надо называть вещи своими именами. Утка (повторюсь, как наиболее распространенный и популярный вид охотничьей дичи и как объект самой доступной охоты) – вообще птица многострадальная. На местах зимовки местные современные аборигены добывают их в массовом количестве без путевок и дурацких лицензий. Весной на всем пути миграции птиц дробь настигает не только красавцев селезней, соблазнившихся на осадку подсадных или на приличное чучело утки или купившихся на звук электронного манка. Наблюдения последних лет показывают: вырвавшиеся на день-другой «на природу» охотники хлещут все подряд, в том числе и уток. Нет теперь покоя птицам и на севере.
Сафари – бизнес процветает, и стрельба в тундре продолжается аж до лета. Затем все повторяется на всем пути обратной миграции уток с мест произведения себе подобных до мест зимовки. И это при всем при том, что, помимо дроби, никто не отменял постоянных утиных врагов, а именно: болотных луней, норок, выдр, крупных щук, енотов, лис. А тут еще и лебеди-убийцы, охочие до расправы с утиной молодежью… Поэтому, памятуя истину, что «сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок», можно с полной уверенностью сказать, что сволочной и разбойный образ гусей-лебедей, преследовавших братца Иванушку, которого только чудом спасла сестрица Аленушка, выписан многовековой народной мудростью и наблюдательностью предельно точно.
И какой же вывод напрашивается из всего того, о чем вы только что прочитали? Он предельно ясен и понятен: ОХОТУ НА ЛЕБЕДЕЙ НАДО РАЗРЕШИТЬ, а в местах, где их численность особенно высока, это надо делать обязательно. Кстати, уже есть информация о том, что руководители охотничьих хозяйств юга России обращаются в центральные органы с просьбой: исключить лебедя-шипуна из Красной книги и зачислить его в разряд охотничьих птиц. Совершенно разумное предложение! Кому нужны водоемы, где не водятся утки, а лишь вальяжно плавают белые красавцы? Главное, что это будет ПРАВИЛЬНАЯ ОХОТА!!!
Должен заметить, что с открытием охоты на лебедя численность последнего не пойдет резко вниз. Крайне осторожную, зоркую и высоко летающую птицу добыть ох как непросто! И повезет в этом деле лишь отдельным редким счастливчикам. И это действительно так!
Что до гастрономических достоинств этой завидной добычи, то, уверяю вас, они на высоте. На натюрмортах с дичью старых живописцев лебедь, как известно, всегда занимал почетное центральное место. В России его подавали лишь к царскому столу, в Европе – к королевскому, поскольку его мясо до недавнего времени считалось деликатесом.
Александр Посудин
От редакции.
Решившись на публикацию этой, довольно смелой и «вызывающей» статьи, мы, так или иначе, показали свое отношение к данной теме.
Природа всегда страдает, когда кого-то или чего-то в ней очень много. Чего греха таить, в последнее время и у нас, в Украине, численность лебедя-шипуна явно не соответствует его краснокнижному статусу. Со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями для других представителей семейства утиных. Почему бы действительно не открыть на него в ближайшем будущем, к примеру, дорогую охоту по лицензиям, которая позволит и число вида подрегулировать, и охотхозяйствам на этом подзаработать?
А что думают по этому поводу наши читатели? Ждем ваших писем!